ONLINE-консультант
icq: 675246741

Татьяна Бороноева: «Цифровые технологии — давно часть жизни музеев»

Фото: Анастасия Аюшеева

Директор Национального музея Бурятии о современных технологиях, своем отношении к репродукциям и «конце живописи»

«Информ Полис» и оператор мобильной связи Tele2 представляют тему бизнес-премии «Серебряная стрела — 2018» — «Цифровизация бизнеса». Корреспондент infpol.ru берет интервью у известных людей Бурятии и узнает их мнение о цифровизации в отрасли.

Нашим очередным экспертом стала главный специалист по музейному делу в республике – директор Национального музея Бурятии Татьяна Бороноева.

— Расскажите об инновационных технологиях, применяемых в Национальном музее Республики Бурятия.

— Когда мы говорим об инновациях, мы понимаем цифровизацию и новшества, которые вводятся в музее. На протяжении четырех лет на площадке международного фестиваля «Интермузей» в Москве всегда включают в программу «Инновации и цифровые технологии в музее». Цифровые технологии вошли в нашу жизнь давно и прочно. Что касается нас, с 2015 года музей заключил соглашение с Государственным музеем истории и религии, мы начали внедрять виртуальный контент.

Государственный музей истории религии Санкт- Петербурга передал нам в дар огромный контент в электронном виде «Буддизм на берегах Невы». Он находится в Музее истории Бурятии. Параллельно виртуальный филиал открыт в Иволгинском дацане и в Новоселенгинском музее декабристов. С помощью технологий можно прогуляться по Санкт-Петербургскому дацану и посмотреть уникальный фильм о буддийском рае. Там же есть огромный архив документов в электронном виде, который закачен в контент. После этого нам передали контент о христианстве, исламе и иудаизме. Любой желающий может его попросить и спокойно ознакомиться на большом экране, который установлен в нашем музейном антикафе.

В 2016 году мы выиграли грант Министерства культуры и приобрели 14 планшетов для того, чтобы проводить уроки по курсу «Основы религиозной культуры и светской этики» с учащимися начальной школы. Очень сложно рассказать такую сложную тему, как буддизм, маленьким детям. Поэтому мы им не просто рассказываем, а проводим занятия в игровой форме.

В Художественном музее имени Ц.С. Сампилова полтора года назад с председателем фонда инвалидов-колясочников «Общество без барьеров» Галиной Горбатых начали работу с помощью планшетов. Мы закачали туда ролики «Сокровища музея имени Ц.С. Сампилова» и вставили сурдоперевод. Теперь, когда к нам приходят люди с проблемами слуха, они могут взять планшет в кассе, поднести его к работе и прослушать экскурсию с сурдопереводом. Сегодня мы получаем хорошие отзывы от детей из школ для слабослышащих и глухих. Как они сказали, до этого момента они были в музее, но им никто ничего не рассказывал.

В этом году начала работу выставка «Искусство Бурятии в поисках архетипа». Мы представили на экспозиции видеоарт. Известный московский художник Александра Медлянская сняла в Баргузинском районе мини-ролик по особым технологиям. Ее работы с пейзажами, коровами, пасущимися на поле, настолько гармонируют с картинами Цыренжапа Сампилова 1920 — 1930-х годов, что мы решили объединить ее материалы, снятые средствами видеосъемки, и картины известного бурятского художника в одном зале. В этом случае современные технологии подчеркнули станковое реалистическое искусство заслуженного деятеля искусств.

В 2016 году мы выиграли президентский грант и изготовили тур «Тайны Селенгинского острога». Любой желающий может зайти на наш сайт и погулять по Новоселенгинску,  окрестностям. С помощью технологий можно побывать на другой стороне реки, погулять по разрушенному Спасскому собору, побывать в самом музее. Кстати, наш 3D-тур «Тайны Селенгинского острога» выиграл онлайн-голосование в престижном всероссийском конкурсе «Музейный гик».

Одна из крайних побед связана с телекомпанией «Ариг Ус». Этой весной мы передали им семь работ, посвященных городу. Телекомпания их «оживила» и разместила в качестве заставок. «Ариг Ус» стал победителем в конкурсе «Медиабренд». Я считаю, перспективно оживлять картины, тем более у нас богатейший фонд. На будущий год Художественному музею имени Ц.С. Сампилова исполняется 75 лет. Думаю, к этой дате можно многое оживить.

Что можно внедрить в перспективе?

— У нас в планах продолжать работу по 3D-туру, оцифровывать коллекции. Сейчас мы работаем над уникальным проектом реэкспозиции Музея природы, где будет много интерактива, будут использоваться цифровые технологии. Можно будет много всего потрогать, услышать, в музее будут присутствовать даже аромаощущения.

— Когда вы впервые взяли мобильный телефон в руки, вы понимали, что ждет нас, к чему придут технологии?

— Конечно, нет. Первым телефоном у меня был Nokia. Я думала только о том, насколько хорошо ловит связь. Я не думала, что телефон станет настолько необходимым элементом нашей жизни. Сегодня он используется не только как средство связи, но и как полноценный инструмент для работы. Мы считаем телефон необходимым элементом нашей жизни. В то же время здесь важно не переборщить. Ведь иногда нас затягивает в социальные сети, которые на самом деле нам мешают. Иногда чрезмерное погружение в виртуальность отрывает от жизни. Нужно помнить, жизнь настоящая здесь и сейчас, а виртуальное пространство там — за зеркалом, стеклом. Оно живет по другим законам. Поэтому надо понимать эту грань.

Взрослые люди понимают это, а дети — нет. Наверное, из-за этого возникают некоторые проблемы. Поэтому я всегда говорю: ходите в музеи, библиотеки, в театр. Культура — это прививка от того, чтобы совсем не погрузиться в виртуальное пространство.

—  Говорят, середина 20-х годов нашего века — это повсеместное внедрение законов, которые регулируют взаимоотношения роботов и людей. Как вам кажется, если говорить о вашей сфере, искусственный интеллект способен создавать шедевры искусства или это навсегда останется прерогативой человека?

— Есть очень хорошая публикация Ирины Антоновой про эпоху репродукции. Я абсолютно с ней согласна. Она отмечает, что Малевич создал «Черный квадрат» и сказал, что все кончилось, живопись подошла к концу. Но Антонова отмечает, что «Черный квадрат» — это некая точка, дальше начинается новый отсчет.

Чем отличимо подлинное искусство от репродукции? Есть бутилированная вода «Святой источник» и есть горная вода. Согласитесь, у них вкус, цвет — все разное. Здесь то же самое. Искусство настоящее, и репродукция, даже высококачественная репродукция, никогда не сравнится с рукой мастера.

Да, век репродукции есть, и мы должны с этим смириться. И репродукции должны быть. Они хороши тем, что ими мы можем украсить свое пространство. Так мы получим эстетическое удовольствие и станем ближе к красоте. И это тоже не надо сбрасывать со счетов, не все же могут позволить себе подлинную картину, скульптуру или произведение.

В октябре открылась уникальная выставка Питера Брейгеля в Венском музее. Потрясающее качество может быть в Интернете, но это непередаваемое ощущение. Все потому, что некоторые картины Брейгель писал на деревянных досках. И когда там находишься, чувствуешь, как особая энергия идет. Или другой пример, когда вы заходите в зал Рембрандта в Эрмитаже, реально ощущаете некую энергию от его работ. И то же самое в Третьяковской галерее, сейчас идет выставка Архипа Куинджи. Люди стоят в длинной очереди, чтобы увидеть моновыставки картин «Лунная ночь на Днепре», «Березовая роща», «Днепр утром» и другие его работы.

Именно поэтому, считаю, чтобы понимать искусство, надо общаться с подлинниками, потому что никакая репродукция не даст дыхания жизни.

— Сегодня крупнейшие мировые музеи выходят в онлайн. Музей современного искусства в Нью-Йорке выложил в свободный доступ 65 000 оцифрованных картин. Как вы к этому относитесь?

— Мы должны оцифровать весь наш фонд и выложить в госкаталог. Это задача, которую поставило перед нами Министерство культуры РФ. К 2025 году в идеале все музеи России должны выложить свои фонды в госкаталог в электронном виде. Мы как на конвейере. Идет описание, проводятся исследовательская работа, работа с архивом и литературой. Этот процесс, возможно, тихий и незаметный, но он есть. Он идет постоянно.

К слову, хочется сказать, что в этом году благодаря правительству РБ и Министерству культуры Бурятии в музее имени Цыренжапа Сампилова появилось новое фондовое оборудование для хранения картин и скульптуры. Для нас это настоящая инновация, о которой мы долго мечтали. Теперь практически весь наш фонд хранится в надлежащих условиях. В заключение могу сказать, хорошо, что наши мечты сбываются и современные технологии способствуют нашему росту.

В Tele2 уверены, что современные цифровые технологии позволяют разговаривать на одном языке с новым поколением и продвигать искусство в массы.

Источник: издательский дом «Информ Полис»